Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Пасха





Послала Маленькой Свинье в Японию фоточку кулича.
Свинья: а что, пасха прямо сегодня? А то я что-то запутался с датами на этом гребаном острове. Да, говорю, а у папы твоего, Свина, кажется, была неделю назад. Хотя это неточно. Что-то я и сама, признаться, запуталась, у католиков пасха отличается на неделю? Почему на неделю-то, вот Рождество на 2 недели же? Вроде как по логике так же должно быть. А у евреев должно быть раньше на неделю, только, опять же, кого раньше, католиков или православных?

И тут Свинья удивлённо говорит, почему это у евреев раньше? Ну как же, говорю, они отмечают, когда его казнили, а мы - когда он уже того, воскрес! Кого казнили, озадаченно спрашивает Свинья? Разве кого-то казнили? Я думал, это, наоборот, праздник, что из Египта вышли! Ну да, говорю, из Египта вышли, у евреев был праздник, а Христа казнили. А потом он воскрес и теперь христиане это празднуют.
А зачем они кого-то казнили в нашу пасху?! - вдруг возмущённо говорит Свинья. Так это не они, а евреи казнили! И пасха здесь не при чем, просто в то время была пасха, а его казнили. Суть истории в том, что могли бы помиловать из-за праздника, но евреи не захотели, так как он всем мешал, называл себя Царем Иудейским, и от него хотели избавиться. А потом он воскрес, ну, не сразу, а через несколько дней, вот и появился второй праздник, и его тоже называют пасхой. А, точно, радостно вспоминает Свинья, ещё говорят, что Христос воскрес, вот, значит, почему! А я-то думал, это просто такое приветствие!

Уф. Семейка. Я уже готовилась к вопросу, а кто такой Христос? Но обошлось.

А вообще, и правда, запутанно все. Сначала мне показалось диким, а теперь, думаю, что Свинья не та уже неправа.
Какой для ребенка из нерелигиозной семьи главный признак Пасхи? Крашеные яйца. Если он спрашивает - а почему яйца красят, то в ответ ему объясняют, что это, мол, древнееврейская традиция, жертвоприношение богам. Да и название - Пасха, тоже еврейское. То есть праздник-то еврейский. А Христос тут не при чем. Ну воскрес и воскрес.

(no subject)

Проснулась от того, что сердце бьётся в ритме пам-пам-пам, пам-пам-па-ба-па, пам-пам-пам, пам-пам-па-ба-па.. под который мы ночью с Маленькой Свиньёй танцевали бальбоа. Для несведующих - если бальбоа, значит, это быстро. Очень быстро. Задыхаясь от аритмии, прислушалась, и поняла, что всё это от того, что откуда-то доносятся именно в этом ритме крики и стоны угнентённого народа. То есть конкретные громкие крики и стоны. Встала, прошлась по квартире. Квартира была моей, но показалась очень большой. Где-то нашла включенные репродукторы, из которых транслировались крики и стоны. Выключила. Стало полегче, но аналогичные звуки доносились с улицы. Зная, что в моей квартире живут Мусульмане - тот самый угнетённый народ - и предвидя уличные беспорядки, пошла посмотреть, всё ли у них в порядке. Я чувствовала себя как плантатор с Юга накануне отмены рабства. Эти Мусульмане работали у меня, и мы, в принципе, жили мирно, но я боялась, что они могут оказаться втянутыми в общие неприятности. Наслушаются пропаганды и устроят какую-нибудь гадость - например, впустят в квартиру посторонних экстремистов или ещё чего. Просто уйти куда-нибудь и бросить их не хотелось, я чувствовала за них ответственность. Что они будут есть без меня, кто будет давать им работу? Погибнут в этой каше ни за что, ни про что. Надо было поговорить с ними, успокоить. Я пошла в дальний конец квартиры, где они и жили. Дверь в их отсек была закрыта, стекло заклеено газетами и завешано тряпками, все щели максимально закрыты. Звуки почти не доносились. Я постучала.
- Что вам нужно? - спросили меня.
- Откройте дверь, чем вы там занимаетесь?
- Уходите к себе, хозяйка, нечего вам здесь делать.
- Откройте немедленно!
Дверь открыли как раз тогда, когда я поняла всю глупость и ошибочность своего поступка. Ни в коем случае не стоило сюда приходить и добиваться того, чтобы открыли дверь. Поздно. Всё было поздно. Мне не о чем было разговаривать с этими людьми. Нужно было хватать детей и бежать, пока они затаились в своей комнате. Если они собирались вынести всё из квартиры и уйти, мой приход мог только помешать им и спровоцировать на нападение, а если собирались напасть и перерезать нам горло - то только ускорить события.
Человек стоял так, что за ним было ничего не видно. В комнате было темно, ничего не было слышно, кроме стонов.
- У вас всё в порядке? Эти звуки специально кто-то транслирует, чтобы поднять панику.
- Уходите.
- Спокойной ночи.
Я кивнула и пошла обратно, стараясь не поворачиваться к нему спиной. Продолжала говорить что-то, надеясь, что он не поймёт, о чём я думаю. Страх всё больше овладевал мной. Бежать. Но куда? Мусульман гораздо больше, чем нас. Беспорядки уже выплёскиваются на улицу. Скоро будет негде спрятаться. Остаться дома? Это тоже ненадолго. Всё равно кому-то понравятся мои вещи, моя квартира, и возможность над кем-то поглумиться и безнаказанно убить. Вспомнился 17-й год - многие помещики были неплохими людьми, крестьяне их уважали, а началась буча - порезали и пожгли всех подряд, не разбираясь, не свои, так пришлые, походя, да хотя бы просто для того, чтобы не оставлять в тылу возможного врага. Никакого выхода не было.

В это время зазвонил телефон и окончательно разбудил меня, сообщив, что мы только что выиграли конкурс на работу в Южно-Сахалинске, и надо туда ехать. Я посмотрела на часы. По-местному было 6 утра. Всё равно скоро было вставать, ехать в аэропорт. Через два часа был конкурс в Томске, который пришлось проиграть - с этим Южно-Сахалинском ещё надо разделаться. А ведь Томск гораздо ближе!
Неужели всё это от насморка, который я подхватила накануне?